СЕВЕРНЕЕ LUXURY

Раскажи друзьям: 

Казахстанский Forbes уже провел интервью с CEO Rolls-Royce Motor Cars Торстеном Мюллер-Отвосом в рамках открытия алматинского салона марки в прошлом году. Мы не хотели, чтобы глава повторялся. Поэтому за чашкой english breakfast на стенде марки заседаем со вторым человеком в компании. И пусть Франкфурт подождет

Беседовал Роман Масленников, фото фирма-производитель

Что вы знаете о Казахстане, мистер Найт?

Скажу честно, немного. Как человек изучающий геополитику, могу сказать, что ваша страна играет одну из стратегических ролей в Центральной Азии. У вас развит oil & gas сектор. И вы прошли через динамичный период роста за два десятка лет. За последние годы Казахстан отчетливо проступил на карте рынков для super luxury-клиентов. У нас приличный портфель клиентов и партнеров в вашей стране. Присутствие Rolls-Royce на рынке говорит о наличии очень высокого класса бизнеса.

Много лет казахстанские клиенты могли получить информацию о марке в дилерском центре BMW. Лишь осенью прошлого года состоялось открытие Rolls-Royce Motor Cars Almaty. Это нормальный процесс?

На многих развивающихся рынках с небольшим объемом продаж это нормально. Кроме того, мы работали с казахстанскими клиентами через Германию и Испанию. Но когда экономика создает устойчивый слой super luxury-класса, это для нас звоночек – время представить бренд более отчетливо. Это также касается и удобств сервиса 24/7. Можно сказать, что такова эволюция развития нашего бренда и в глобальном масштабе. 25 лет назад подобный путь прошел, к примеру, Сингапур.

Вспоминаю, несколько лет назад прошла информация о том, что через Казахстан был заказан один из самых дорогих «Фантомов» в истории. Такое возможно?

Сейчас точно не скажу, но вполне возможно. На сегодня самые дорогие – это Phantom Celestial и Phantom Serenity. Первая, самая дорогостоящая, с бриллиантовой инкрустацией машина 2013 года выпуска доставлена азиатскому клиенту.

Celestial.jpg

Клиент из Китая?

Мы не можем раскрывать эту информацию.

Стоимость?

Севернее миллиона долларов.

Ну, а Serenity – это ода шелку. Почему такое внимание именно материалу? Меня снова не оставляют азиатские ассоциации.

Главным топиком было вернуть шелк в автомобиль 70 лет спустя. И, конечно, рукотворный шелк. Задача при создании Phantom Serenity («спокойствие», «безмятежность» – прим. автора) – внести в автомобиль дух умиротворения. Стоимость такого автомобиля крайне высока. Да, в этом есть что-то ориентальное, если хотите, буддистское.

P90174997_highRes.jpg

Не сомневаюсь, что у нас есть клиенты, которые могут себе позволить приобрести Rolls-Royce в дилерском центре. Но часто бывает, что приобретают автомобиль подержанный, импортированный. И это вряд ли нормально.

Серый рынок существует и, конечно, мы недолюбливаем это явление. Ведь в данном случае нам сложно локализовать такой автомобиль, когда он начинает свое «путешествие». А мы хотим прийти к нашему клиенту как можно быстрее. Но не скажу, что это касается большого количества наших автомобилей. Это не носит стихийный характер.

Как-то в интервью нашему изданию глава Bentley Motors Вольфганг Дюрхаймер сказал, что проблема с китайскими клиентами только одна – они конфигурируют автомобиль, платят деньги и хотят получить машину сразу же. Понятное дело, это невозможно. Сталкиваетесь с подобным?

У нас похожая ситуация. Наши клиенты в поисках уникальности, и когда ее находят, то некоторые желают получить все и сразу. Но мы неуклонны, искусство – это временные затраты. И уровень нашего исполнения намного выше, чем у марок luxury-сегмента. К примеру, персонифицированные часы в салоне – на их создание уходит время. Конечно, наши клиенты крайне влиятельные, и когда они говорят, то это должно быть сделано. Но мы говорим – со временем. Процесс создания уникального автомобиля не терпит компромиссов. Мы – влиятельный автопроизводитель.

Существует усредненный срок создания уникального RR?

Такого срока нет. Всегда по-разному. Насколько помню, максимальный пример на сегодня – это два года на создание. Машина еще не доставлена клиенту, в ближайшее время это произойдет. Когда анонсируем машину в прессе, вы поймете, почему так долго мы строили и для кого. Это single-car дороже миллиона евро. Мы вылетали в самые отдаленные уголки планеты в поисках материала, который был заказан.

Вроде змеиной кожи?

Как раз со змеиной кожей меньше проблем. Со страусиной сложнее. А вот стволы определенного дерева это вызов. Частенько клиенты хотят золото в отделке интерьера. Купить драгметалл не сложно, имплементировать в автомобиль – вот где вызов!

Клиент в курсе, с каким трудом создается заказ?

Конечно! Он вовлечен в процесс. И мы нередко многое меняем на разных стадиях. Это как проект дизайнерского дома. Такой процесс не любит спешки.

Видеоролик Rolls-Royce ‘‘Wraith. And a world stood still’’ принят в национальный архив британского института кино. Почему вдруг? Это же не кино, а видео, продвигающее новую модель автомобиля.

В первую очередь институт вручил приз в номинации автомобильного видео. И если помните, у нас довольно долгая история сотрудничества с киноиндустрией. Вспомните «Великий Гэтсби», «Голдфингер» и многие другие эпические картины. Нам нравится digital media, потому что ее каналы позволяют демонстрировать аудитории наш эмоциональный настрой, а не просто публиковать ролики, где автомобиль катится по дороге под звуковой ряд. Кроме того, мы, британцы, знаем, как снимать кино. Мы также сильны в поэзии, полагаю, Шекспир подтвердил это. В этом ролике использован эффект замерзшей съемки, для этого понадобилось 100 SLR-камер, самый длинный риг в Европе и полтора километра проводов. Мы старались.


Девальвация… наверняка вы отлично знакомы с этим термином и наверняка ваш сегмент менее чувствителен к последствиям этого явления.

Наши клиенты в большинстве своем инвесторы. А хороший инвестор видит долгосрочную перспективу. Соответственно, они готовы к неожиданным экономическим толчкам. Эти люди – драйверы экономики. Они знают, что когда и почему происходит.

Покупка Rolls-Royce – это инвестиции?

Абсолютно! Это многовекторные инвестиции – финансовые, статусные. И часто бывает, что люди начинают коммуницировать и делать дела вместе как раз после знакомства на почве Rolls-Royce. Финансовые инвестиции не всегда на первом месте. Хотя и не на последнем. Кроме всего прочего, у нашего клиента в гараже стоит довольно редкий автомобиль, так как мы производим совсем немного. 18 миллионов автомобилей производится в год, и только четыре тысячи из них – это мы.

Казахстанцы нередко транспортируют свои спортивные автомобили самолетом в Дубай или Европу. Там больше раздолья для езды, возможность прохватить по гоночной трассе. Подобное поведение присуще вашим клиентам?

Довольно много клиентов прилетает со своими автомобилями, к примеру, в Лондон. И, конечно, хотят взять с собой автомобиль в отпуск. Я говорил о «двухгодичном» Rolls-Royce. Так вот, его владелец живет в Европе и любит путешествовать на своем автомобиле. Если посмотреть историю, то наша марка – это, в принципе, о путешествиях. Возьмем, к примеру, «Роллс-Ройсы», принадлежащие индийским князьям. Они постоянно путешествовали. К слову, за последние 50 лет разные поколения индийских махарадж стали владельцами 840 Rolls-Royce.

P90197868-highRes.jpg

Лос-Анджелес, Майами, Нью-Йорк, Мюнхен, Лондон, Санкт-Петербург, юг Франции, Дубай, Берлин – вот где я вижу нашу премьеру Rolls-Royce Dawn!

Можете уточнить дресс-код владельца RR?

У нас разные модели несут определенный статус. Когда человек смотрит на Rolls-Royce, он больше концентрирует внимание на персоне в этом автомобиле. Выходя из «Фантома», ты делаешь заявление. Если ты в джинсах и рубашке навыпуск, то ты делаешь очень сильное заявление. В костюме «двойка» также производишь одинаково сильное заявление. Владелец сам определяет, он и есть трендсеттер. К примеру, наша франкфуртская премьера – открытый Rolls-Royce Dawn, автомобиль для наслаждения! Конечно, займитесь делами на неделе, но уик-энд это стихия Dawn. И не забывайте, в каждой стране статус наших автомобилей могут воспринимать по-разному. И мы тут не можем диктовать.

Bentley Bentayga дебютировала во Франкфурте как самый люксовый SUV на рынке. Есть ли новости по проекту Cullinan?

Cullinan – это важная веха, и мы тут не намерены торопиться. Мы также не называем это SUV, то есть Sport Utility Vehicle. Это не про спорт и не про утилитарность. Мы производим Rolls-Royce и нам ближе понятие high body all-terrain vehicle. С этой моделью мы сохраняем ДНК, это будет командирский автомобиль, ослепительно комфортабельный. И, конечно, это станет вершиной любого лакшери. Создать такую машину… о, это требует времени!

Он будет дешевле или дороже легковых моделей Rolls-Royce?

Мы пока не решили.